Болгария: цена запроса

29 жовтня 2015 11:03

%d0%b3%d0%b5%d1%80%d0%b3%d0%b0%d0%bd%d0%b0

В Болгарии готовят нововведения в законодательство по доступу к информации: отдельным законом будет принято, что граждане имеют право подавать запросы не только по почте и е-мейлу, но и через онлайн-платформу, аналогичную «Доступу к правде». Что интересно: содержание сервиса берет на себя государство. При этом закон пересматривает также цену доступа к той информации, которой располагает государство – реестрам Министерства юстиции. Пересматривает в сторону уменьшения цены вопроса.

Кроме того Болгария известна своими информационными кампаниями за открытый доступ, двигателем и организатором которых является Гергана Жулева, исполнительный директор болгарской программы «Доступ к информации».

«Доступ» встретился с Герганой в Киеве и расспросил о том, как в Болгарии менялась ситуация с доступом. Точнее о том, как она ее меняла.

- Гергана, закон о доступе к информации в Болгарии был принят в 2000-м году. А как вы получали ответы на информзапросы до этогого?

- До этого мы пытались получать информацию от официальных органов, опираясь на 41-ю статью Конституции, которая гарантирует болгарам право на информацию. Но это было не так-то легко. В 1996-м Конституционный суд Болгарии дал очень важное разъяснение, что Конституция гарантирует право на информацию, но порядок ее предоставления должен быть определен специальным законом.

Фактически информационный запрос мы могли подавать только по закону о защите окружающей среды, но, понятно, что тогда запрашиваемая информация должна была ограничиваться сферой экологии.

Сейчас у нас есть не только закон о доступе к информации, но и дополнительные законы, регулирующие процесс обнародования деклараций доходов и имущества и о раскрытии связей с коммунистическим режимом чиновников, занимающих высшие государственные должности.

В 2008-м году в нашем законе появился трехступенчатый тест на общественную важность запрашиваемой информации, и вот сейчас наш парламент рассматривает еще один закон – о повторном использовании информации общественного сектора, который вносит новое обязательство – поддерживать публичные реестры и публиковать отчеты в формате открытых данных.

Как только закон был принят люди реагировали вяло: в первый год было подано приблизительно 15 тысяч запросов. А в 2006-м – уже 65 тыс. Первым запросом был запрос художника, который участвовал в конкурсе Министерства культуры на разработку государственной символики и проиграл его. Он подал запрос, еще до принятия закона, чтобы получить доступ к конкурсной документации, но ему отказали. Тогда он попробовал подать свой запрос в 2000-м, после принятия закона, и получил всю запрашиваемую информацию.

- Какие изменения готовятся в болгарский закон о доступе?

- Изменения касаются цены запросов и технологических изменений.

По обновленному закону теперь болгарская власть должна принимать запросы не только с электронной почты или письмом, но и через платформу AskThem. Государство обязано содержать эту платформу.

Также при доступе к реестрам государство обязано обосновать цену доступа. Что уже означает, что, например, за доступ к коммерческому реестру цены упадут значительно. Коммерческий реестр объединен на одной платформе с четырьмя другими реестрами Министерства юстиции Болгарии, и доступ к ней стоит 30 тыс левов, а будет – 200, т.е. приблизительно 100 евро. Это существенная разница.

Доступ к информации – это не только разрешение, но и цена вопроса. Поэтому мы предполагаем, что после принятия этого закона цены на базы данных упадут. То есть власти надо будет обосновать высокую цену не уникальностью данных, а, например, тем, что был использован дорогой софт.

 - Какова роль информационных кампаний, связанных с доступом?

- Сейчас меня увлекает наш самый молодой проект – конкурс журналистских расследований. В прошлом году мы получили 24 заявки на участие в конкурсе. В заявке мы просим показать основную идея расследования и то, как журналист будет использовать закон о доступе. Мы четко отдаем себе отчет, что использование доступа – это лишь один из множества инструментов, который будет задействован в расследовании. Поэтому главный наш критерий отбора заявок: общественная значимость темы.

Из 24 заявок мы отобрали 9 расследователей, которые получили грант на три месяца. По прошествии этого времени, по нашим условиям, должна была выйти конкурсная публикация. Так мы получили девять интереснейших историй от девяти лучших расследователей Болгарии, которые показали, как надо использовать закон о доступе. А один из наших конкурсантов опубликовал целую книгу. Мы прекрасно понимаем, что книга писалась не три месяца, но не видим ничего плохого, что журналист смог получить дополнительное финансирование, чтобы ее закончить.

- Вы также проводите антиконкурс для чиновников, за который вручаете не грамоты, а «срамоты». Какой эффект имеют эти срамоты?

- Большой. Мы даже не ожидали. Мы всех номинантов публикуем у себя на сайте. Номинации  открытые – номинировать могут и граждане, и журналисты, в общем, все, кто получает ответы на информационные запросы.

В какой-то момент мы поняли, что на эту страницу заходит руководство чиновников, которые отвечают за доступ к информации, и анализирует их ответы. Часто это имеет дисциплинарные последствия для тех, кто не удосужился выучить закон о доступе или позволяет себе хамство или пренебрежение. Я думаю, что конкурс имел большой педагогический эффект на болгарских чиновников. Скажу больше: первые конкурсы были намного ярче, потому что самые грубые нарушения удалось преодолеть довольно быстро.

Но еще я поняла, что, проводя антиконкурс, надо обязательно учреждать и конкурс достижений. Люди любят соревнование, им важно выигрывать.

В течение пяти лет мы оцениваем веб-страницы органов власти с точки зрения их обязанности публиковать ту или иную обязательную информацию. В рейтинге мы оцениваем 544 госструктуры по 67 индикаторам – опубликовано/не опубликовано. И это тот конкурс, за которым очень следят и сами государственные органы, и медиа.

Кроме оценки самих сайтов, мы также отправляем электронные запросы и смотрим, как они отвечают на запросы по электронной почте. Потому как формируя рейтинг открытости, важно не только, что тот или иной орган грамотно работает с веб-сайтом, но и то, как он реагирует на запросы граждан.

Нам важно понимать, действительно ли они открыты.

Итоги подводим в начале марта, а объявляем – 28 сентября, в День права знать.

Между мартом и сентябрем мы ездим по всей Болгарии и проводим «Информационные дни» – это тренинги по доступу с участниками рейтинга, где мы прорабатываем спорные вопросы. Также в программе информационных дней – последние судебные кейсы по доступу в Болгарии.

- Какие самые популярные вопросы у тех, кто приходит к вам на информационные дни? 

- Сложно сказать. Популярные вопросы были раньше, когда мы только начинали свою деятельность, а теперь мы, как правило, разбираем конкретные казусы. А это говорит о том, что глобальные вопросы с доступом за 15 лет удалось решить, но остались точечные проблемы, с которыми главное не уставать работать.

Леся Ганжа